Главная > Комментарии > Черно-белая эпоха российских медиа ушла в ретро
Назаров Александр Александрович
Назаров Александр Александрович
Замруководителя Управления информации и социальных коммуникаций ЦИК ЕР
Назаров Александр Александрович
Назаров Александр Александрович
Замруководителя Управления информации и социальных коммуникаций ЦИК ЕР

Черно-белая эпоха российских медиа ушла в ретро

Член РАПК Александр Назаров – о медиаитогах 2022 года и политической функции Телеграм в экспертном канале «Незыгарь»:

– Медиатрансформация, начавшаяся с весны 2022-го, самым серьёзным образом перевернула медиарынок России. Череда добровольных и не очень закрытий СМИ, фактический уход ТикТока, запрет на работу в России продуктов Meta оказали равнозначимое влияние как на контентмейкеров, так и на аудиторию.

К концу 2022 года много слов было сказано о том, что основным выгодоприобретателем всей этой «усушки» стал Телеграм. Однако для полного понимания всего масштаба изменений стоит разобрать медиарынок по фракциям: медиа, соцмедмиа, месседжеры.

Фракция «Медиа»

Крупные региональные, но значимые для всей страны издания, такие как Знак.ком, Тайга.инфо, Sakh.com и т.д., прекратившие свою работу, внесли серьезный «вклад» в само представление о региональных новостях как явлении: новостной поток, пропущенный через субъект гражданской позиции, положенный на региональную идентичность, уступил место потоковому потреблению новостей через агрегаторы.

Профит от этого получили крупные и вертикально структурированные медиахолдинги (группа Виктора Шкулева, 1MI, ПримаМедиа), которые смогли удовлетворить первичные запросы на информационный продукт.

Позиция и ценностные нарративы «рассерженных горожан» времен 2011–12 годов оказались выдавлены в сегмент телеграм-каналов, где успешно существуют и даже участвуют в процессе самотечной интерпретации повестки, добавляя авторское мнение, и в режиме реального времени создают пока не оформленный субъект новой российской журналистики.

Фракция «Соцмедиа»

Получивший огромный аудиторный запрос VK.com находится в позиции, когда решать надо сразу несколько глобальных задач: отвечать на запросы из категории «здесь и сейчас» от аудитории, привыкшей к иной поведенческой и даже мышечной механике; быстро перестраиваться под потребности контентмейкеров и выполнять сложнейшую функцию компании, обеспечивающей страну критической инфраструктурой.

Столь мощные вызовы делают VK далеко не IT-компанией в привычном значении этого термина, а ставят ее в один ряд с Минцифрой и Ростелекомом с функциями, ранее присущими только сервисным компаниям (какой, собственно, VK и был).

Плюс на все это тонким слоем ложится кадровый голод и сложная санкционная действительность в обеспеченности оборудованием.

Отдельно стоит отметить появление целой плеяды «новых русских» соцсетей: Яrus, Yappi и TenChat, вынужденных помимо всего прочего еще банально жить в постоянном риске быть удалёнными из онлайн-магазинов приложений.

Фракция «Месседжеры»

Многократно оскароносный Телеграм успел:

  • словно магнит, впитать в себя большую часть активных авторов, ранее даже не помышлявших о том, что в тг-сегменте есть неновостная аудитория;
  • «родить» целый жанр журналистики – военкоров;
  • показать всем, что новости могут быть: а) интересными, б) оказывать давно забытое влияние на общественное мнение.

Авторы в Телеграм сегодня формируют локальные и отраслевые группы влияния, собирают миллионные донаты и строят онлайн-сетки, способные оказать существенное влияние, в том числе на электоральные процессы ближайших дух лет. Именно поэтому политики сегодня используют Телеграм как базис при построении своих медийных кампаний.

Отдельно стоит разобрать важный аспект в поведении аудитории в Телеграм: полярность позиции и фактически нерегулируемая среда позволяют аудитории выбирать не только оттенки предложенного мнения, но искать и, что важно, успешно получать ту позицию или тех выразителей мнений, которые никогда бы не получили «эфир» в других медиасредах.

Вывод: уходящий год для медиа если и не назвать годом изобретения телевидения, то уж точно можно сказать, что именно в этом году телеэфир стал цветным. А российское медиа получило давно назревший шанс на место под солнцем, а не в тени. Черно-белая эпоха ушла в разряд ретро.